Доклад Шамба С.М.


Уважаемые делегаты!
Уважаемые гости!

Благодарю за приглашение выступить на съезде партии "Единая Абхазия", одним из основателей которой я был. Для меня большая честь предложение возглавить "Единую Абхазию". И я это предложение принял.
Такое решение далось мне не просто. Для меня политика - это не просто профессия, но и сфера деятельности с высокой степенью ответственности. Я горжусь тем, что был в числе основателей не только "Единой Абхазии", но и Народного Форума "Аидгылара" - авангарда нашего национально-освободительного движения.

Как человек, которому судьба доверила занимать важнейшие посты в руководстве страны в самые переломные годы, я ощущаю свою ответственность за то, чтобы государственность Абхазии состоялась. Именно эта ответственность не дает мне права сейчас оставаться в стороне, сослаться на какие-нибудь личные обстоятельства и т.п.

Признаюсь, что был период времени, когда мне казалось, что для пользы нашей страны и строительства ее государственности я должен уступить свое место в политике другим людям и силам. Это было после моего участия в президентских выборах 2011 года.
Я считал, что мы сумели отработать механизм бесконфликтной передачи власти. И что нас ждет время политической стабильности. И что мы наконец-то перейдем от затянувшегося периода послевоенной стабилизации к периоду поступательного развития.
Однако дальнейшие события показали, что власть не только не готова предложить обществу программу развития, но и не может (а в ряде случаев – и не хочет) решать те внутренние проблемы, которые в больших количествах накопились у нас за послевоенное время. Возникло естественное общественное недовольство, которое привело к политическому кризису мая 2014 года.
Именно после этого кризиса я понял, что не могу более быть сторонним наблюдателем, а должен вернуться в политику.
Я выставил свою кандидатуру на довыборы в парламент.

За минувший год моего депутатства я с моими соратниками сформировал в парламенте депутатскую группу, внес два законопроекта.
Уверен, что нашей стране нужны серьезные внутренние реформы. И я считаю, что мое место как политика находится в области законодательной деятельности и партийной работы, направленная на обеспечения поступательного развития нашей страны.
К огромному сожалению, приходится констатировать, что внешнеполитические обстоятельства, которые существуют в окружающем нас мире, мешают нам сосредоточиться на своих внутренних проблемах.

Более того, при определенных условиях неблагоприятные внешние обстоятельства могут повлиять на наши внутренние процессы
Действительно, давайте просто посмотрим на политическую карту современного мира.

На Ближнем Востоке в результате "арабской весны" 2011 года разрушена государственность Ливии, ввергнуты в пучину гражданской войны Йемен, Ирак, Сирия. В результате этих событий, на части территории Сирии и Ирака сформировалось так называемое "Исламское государство" - квазигосударственная структура с экстремистской идеологией, которая распространила свою идеологическую и террористическую активность фактически на весь мир.

Совершенно очевидно, что активность этого псевдо-государства будет обращена и на постсоветское пространство. В первую очередь, на Центральную Азию и Кавказ. Мы видим, что часть как центральноазиатского, так и северокавказского исламистского подполья присягает на верность "Исламскому государству".

Нет ни каких гарантий, что мы не столкнемся с этой проблемой, ведь все происходящее на Ближнем Востоке и на Украине происходит в непосредственной близости от нас и непосредственным образом касается нас в силу наших внешнеполитических обязательств и многих других обстоятельств.

Невозможно не учитывать и тот факт, что на стороне законной власти Сирии воюют абхазы, в том числе видные представители абхазской диаспоры.

Абхазия приняла большое количество беженцев из Сирии и не только этнических абхазов.

Таким образом, ближневосточный хаос несет в себе опасности и для нашей маленькой страны.
Если мы посмотрим в другую сторону, то мы увидим еще один источник политической турбулентности - это Украина. Победивший в ходе государственного переворота в этой стране режим развязал гражданскую войну. При этом свои внутренние проблемы киевский режим пытается решить за счет развертывания конфликта с Россией, провоцирования противоречий между Россией и Западом.
Украина при всех ее постсоветских президентах делала ставку на союз с Грузией. Во время грузино-абхазской войны против нас сражались члены радикальных националистических организаций, таких как УНА УНСО др.
А в числе защитников Новороссии есть и добровольцы из Абхазии.
Для меня и моих единомышленников совершенно очевидно, что в существующих условиях Абхазии будет сложно выстоять без поддержки мощных союзников.

В настоящий момент у нас немного союзников в окружающем мире, и главный из них – Россия, самое большое государство в мире, ядерная держава, член Совета Безопасности ООН.
Сразу скажу, что и России сегодня тоже непросто. Она является одним из ключевых участников очень непростой боевой операции на Ближнем Востоке. В ходе этой операции Россия столкнулась с мощными региональными противниками, в том числе и с Турцией, президента Эрдогана.

Этот вопрос действительно является чувствительным для Абхазии.
В Турции проживают наши соотечественники, потомки абхазских беженцев - махаджиров, покинувших свою Родину в результате трагических событий, происходивших на Кавказе в 19 в., когда интересы двух великих империй привели к целому ряду войн.
Сегодня Турция является вторым - после Российской Федерации - нашим торговым партнером. Хотя масштабы наших экономических связей часто преувеличиваются.

К сожалению, вынужден отметить, что некоторые недобросовестные эксперты пытаются спекулировать на этой теме, заявляя о каком-то там протурецком крене Абхазии, якобы имеющем место туркофильстве ее элиты и так далее.
Сразу скажу, что Абхазия верна своему стратегическому партнерству с Россией.

Всякие попытки подвергнуть сомнению этот абхазский выбор являются провокацией не только против Абхазии, но и против России.
Мы хорошо понимаем, что Российская Федерация вынуждена была принять жесткие действия против Турции после беспрецедентного акта в отношении своего военного самолета, выполнявшего антитеррористическую миссию в небе Сирии.
Очевидно, что у российского руководства не было иного выбора, кроме как ответить жесткими санкциями на выходку турецкого режима.
Абхазская сторона не может не учитывать того, что Турция - это страна НАТО. А именно в блок НАТО все время стремится Грузия, которая рассматривает нашу страну как часть собственной территории.

Кроме того, Турция до сих пор не признала нашу страну. Более того, она признает так называемую "территориальную целостность" Грузии, а целый ряд политических и экономических проектов связывает Анкару и Тбилиси.
И самое главное, между Абхазией и Россией заключен стратегический союз, обязывающий стороны в случае войны выступить на стороне союзника.

В настоящее время, когда российская армия проводит масштабную боевую операцию в Сирии против международных террористов и мы должны действовать в соответствии с нашими обязательствами.

И именно это диктует нам необходимость поддержать российские санкции в отношении Турции.
Россия - стратегический союзник Абхазии, который первым признал государственный суверенитет Абхазии 26 августа 2008 года. Как активный участник тех событий, могу сказать, что для российского руководства этот шаг был достаточно рискованным. Особенно с учетом того, что тогдашнее грузинское руководство имело влиятельных международных покровителей.

Именно признание государственного суверенитета Абхазии со стороны России исключило, по крайней мере, в среднесрочной перспективе любые попытки со стороны реваншистских сил Грузии решить абхазскую проблему военным путем.

Чуть больше года назад - 23 ноября 2014 года - между нашими странами был подписан договор "О союзничестве и стратегическом партнерстве".

В рамках этого договора предполагается тесное сотрудничество в военной сфере и в сфере безопасности. Вплоть до создания единого оборонного пространства, единой группировки войск и информационно-координационных структур в сфере внутренних дел. Некоторым скептиками казалось, что такие меры излишни, что они нарушают суверенитет нашей страны, фактически отдают важнейшие сферы жизни нашей страны под контроль другому государству.
Однако вся внешнеполитическая обстановка, которую я описал выше, прямо свидетельствует о том, что нам просто необходимо теснейшее сотрудничество в сфере обороны и безопасности.
Абхазские вооруженные силы нуждаются в модернизации и перевооружении. Как это можно сделать без моральной и материальной помощи российской стороны?

Как мы можем надежно охранять наши границы не только от нашего заингурского соседа, но и от возможного проникновения деструктивного элемента с Ближнего Востока без координации со все той же российской стороной?
И, наконец, такая тонкая сфера, как область внутренних дел и государственной безопасности. Здесь тоже есть множество проблем, которые мы не можем решить без тесного сотрудничества и даже координации наших МВД и СГБ с МВД и ФСБ Российской Федерации.

Ведь вопрос не только в сложной криминогенной обстановке, но и в опасности той волны религиозного радикализма и окрашенного в религиозный цвет терроризма, которая может угрожать нам со стороны Ближнего Востока. И совершенно очевидно, что это невозможно без следующих мер:

Во-первых, без укрепления (в первую очередь, за счет современных средств слежения) нашей границы с Грузией и морского участка нашей государственной границы.
Во-вторых, без создания системы информационного обмена между нашими правоохранительными органами.
В-третьих, без создания системы экспертиз у наших правоохранительных органов. Многие специалисты в правоохранительной сфере утверждают, что наши правоохранительные органы способны сделать элементарные экспертизы типа дактилоскопии, трасологии и т.д. Однако вот сложные экспертизы (например, в сфере генетики, в сфере экономических, налоговых преступлений) наши правоохранители уже сделать затрудняются. У них нет ни современной техники, ни нужных знаний. Поэтому мы и видим зачастую, как многие резонансные дела по тем же экономическим преступлениям разваливаются в судах.
Реализовать весь этот комплекс мер мы не сможем без помощи Российской Федерации. Некоторым представителям нашей общественности и политикам кажется, что российские МВД и ФСБ прикомандируют к нашим специальным ведомствам множество своих сотрудников, которые не понимают ни наших реалий, ни нашей ситуации. Согласен, что простое прикомандирование большого количества сотрудников российских спецслужб к нашим ведомствам без учета специфики нашей страны может привести к негативным последствиям.

Однако представители российской стороны хорошо понимают эти обстоятельства. И наша задача - наладить взаимодействие именно в технической, информационной сфере и сфере обучения кадров.

И, наконец, из российско-абхазских отношений нельзя исключить сферу экономического взаимодействия. Сейчас много говорят о том, что Абхазия не может далее существовать только на российской финансовой помощи и ей нужны инвестиции как источник развития. Совершенно очевидно, что в сложившихся обстоятельствах мы должны пойти на либерализацию нашего законодательства в сфере владения собственностью иностранными гражданами. Мы не сможем привлечь инвестора в страну, если он не будет иметь твердых гарантий безопасности своих инвестиций и элементарных условий труда.

Опять-таки мы наблюдаем, также как и в случае с соглашениями в сфере обороны и безопасности, скептицизм и критическое отношения части нашего общество и политической элиты в отношении либерализации рынка собственности. Мы также слышим, что такая либерализация ведет к удару по нашему суверенитету, что пришедшие иностранцы скупят собственность, начнут получать гражданство и через какое-то время абхазы вновь окажутся в положении этнического меньшинства.

Действительно, если мы не поставим определенных ограничений, например, что владение собственностью не будет основанием для получения гражданства и т.д., мы реально можем получить негативные последствия для страны. Однако, если мы заложим определенные ограничения, детально распишем условия владения собственностью, так чтобы этот вопрос не приводил к негативным последствиям, то мы можем получить и не мало выгод.

Следует вообще указать, что различные скептические и критические голоса могут внести негативный фон в российско-абхазские отношения. Они уже создают ложное представление о якобы существующих в Абхазии антироссийских настроениях. Это может негативно сказаться на наших отношениях со стратегическим партнером.

Наша депутатская группа в парламенте совместно с партией "Единая Абхазия" намерена внести свой конструктивный вклад в развитие российско-абхазских отношений. В первую очередь, по линии межпарламентского и межпартийного взаимодействия. "Единая Абхазия" намерена укрепить уже имеющееся взаимодействие с партией "Единая Россия" и фракцией это партии в Государственной Думе.
Считаю, что еще одной приоритетной задачей для нашей партии является также участие в осуществлении программы экономического развития нашего государства.

И здесь я хочу сказать следующее.
В нашем обществе - и во власти, и в оппозиции - существует консенсусное мнение о том, что Абхазия должна перейти от дотационной модели к созданию собственных самодостаточных производственных комплексов.
В чем, по моему мнению, главная проблема того, что такой переход не осуществлен?
Он в том, что некоторые эксперты называют проблемой недоинвестированности абхазской экономики.
Я думаю, что в настоящее время абхазская экономика не может рассчитывать на масштабные отношения со стороны Российской Федерации.

Также очевидно, что масштабных инвестиций со стороны стран ЕС ожидать не приходится.
Что касается инвестиций со стороны Турции и нашей диаспоры в этой стране, то тут есть несколько проблем.
Во-первых, мы видим нынешний российско-турецкий конфликт, в котором Абхазия как стратегический партнер России не может развивать тесные отношения с Анкарой.

Во-вторых, что касается уже существующих инвестиций со стороны нашей диаспоры, то опыт показывает, что они не так масштабны, как нам хотелось бы.

Какие мы еще источники можем найти, кроме российских?
Я понимаю опасения части нашего политического класса и общества, которые считают, что российские госкорпорации и финансово-промышленные группы могут откровенно "проглотить" нашу экономику. Мы видим, как некоторые российские магнаты действительно ведут себя достаточно далеко от цивилизованных норм в самих российских условиях. Естественно, что у некоторых людей в нашей стране возникает опасения, что если эти люди так действуют в своей стране то, что они будут делать в нашей.
Убежден, что если мы разработаем четкие правила игры, соблюдем свой интерес, то мы избежим очень многих эксцессов. Более того, я убежден, что политический класс России (точнее, его ответственная и наиболее интеллектуальная часть) не заинтересованы в том, чтобы на территорию нашей страны пришли рейдеры под видом инвесторов.

При активном участии нашей депутатской группы уже принят закон об особых экономических зонах.
Думаю, что в ближайшее время мы сможем реализовать еще ряд мер, направленных на повышение инвестиционной привлекательности нашей страны.

Если же говорить о конкретных направлениях экономического развития нашей страны, то я бы обратил внимание на три кластера:
Во-первых, курортно-туристический кластер.
Во-вторых, сельскохозяйственный кластер.
В-третьих, промышленный кластер, связанный с городом Ткуарчал и Ткуарчальским районом.
Совершенно очевидно, что развитие туристического кластера не может не идти синхронно с развитием кластера сельскохозяйственного. Мы все понимаем, что если Абхазия сумеет наладить сельскохозяйственное производство, которое может работать на нужды туристического комплекса республики, то цена отдыха в нашей стране снизится.

А снижение цены всегда ведет к увеличению притока туристов. Более того, само это увеличение притока всегда ведет к компенсации тех потерь, которые возникают от снижения цены.

Касаясь дел в туристической отрасли, следует подчеркнуть, что складывающиеся условия, скорее, благоприятствуют притоку отдыхающих в нашу страну. Действительно в ситуации экономических санкций, девальвации российской валюты, перекрытия таких традиционных маршрутов, как египетский и турецкий, мы можем ожидать увеличения турпотока. Однако нам не стоит забывать, что у нас есть конкуренты - это и соседний Сочи, и курорты вернувшегося в состав России Крыма.

Поэтому наша главная задача не только в том, чтобы принять поток туристов, но и в том, чтобы создать условия для того, чтобы туристы приезжали к нам в следующий раз. Ведь мы уже имели приток туристического потока в 2011-2013 гг., когда по самым разным причинам (события "арабской весны", подготовка Сочи к Олимпиаде и т.д.) Абхазия стала одним из популярных маршрутов. Однако мы не сумели извлечь выгоды из тех событий. Честно говоря, мы оказались не готовы и не сумели сделать правильных выводов.
Совершенно очевидно, что нам нужно в первую очередь направить наши усилия на расширение собственно инфраструктуры (увеличение и улучшение качества номерного фонда, повышение качества общественного питания, обслуживания и т.д.).
Кроме того, мы должны привести нашу туристическую инфраструктуру в соответствие с запросами и возможностями тех людей, которые к нам поедут.

Думаю, что не стоит рассчитывать на то, что Абхазия, по крайней мере в обозримом будущем, может стать центром элитарного туризма. Сразу скажу, что это ни хорошо, и ни плохо. Это так, как оно есть.

Абхазия рассчитана на российский средний класс и потребителей с меньшим уровнем достатка. Но этот вовсе не означает, что такой потребитель должен быть лишен комфорта, безопасности и благожелательного отношения.
Кроме того, давайте четко определимся, что строительство супер-отелей по примеру сочинской Красной Поляны или "Розы Хутор" для нас является заведомо убыточным предприятием. А вот реконструкция оставшихся от советских времен пансионатов, строительство мини-гостиниц и т.д., должно стать реальной задачей.

При этом мини-гостиницы могут еще быть и видом среднего предпринимательства. Расширение таких вот мини-гостиниц может стимулировать частично и кредитование нашего населения под их строительство.
Приоритетной задачей остается принятие мер по повышению условий безопасности отдыха в нашей стране.
Отдельно следует сказать о существующей нашей промышленности, о г.Ткуарчал. Признаем, что в настоящий момент это район практически заброшен, а его потенциал никак не используется. Реально существующие инвестиционные проекты компании "Тамсаш" и приостановленный проект с участием индийских инвесторов пока не дают той отдачи, которая была бы нужна этому городу.
Поэтому считаю необходимым инициировать разработку плана реанимации города Ткуарчал, к которому привлечь как ученых, экспертов, представителей администрации и общественности города Ткуарчала, представителей деловых кругов, которые уже инвестируют в этот регион или готовы в него инвестировать.

Еще раз подчеркну, что решение экономических проблем нашей страны невозможно без двух вещей: без существенных инвестиций и без того, чтобы на основе этих инвестиций создавать долгосрочные проекты, которые может быть окупятся только завтра, но будут приносить в дальнейшим стабильный доход.

Однако ни политические, ни экономические проблемы мы не решим без привлечения к управлению государством талантливой молодежи.
Одним из главных лозунгов во время моей президентской кампании 2011 года, был именно лозунг о необходимости дать дорогу молодым. Причем во всех сферах жизни - от культуры и спорта до государственного управления.
Уже тогда я остро осознавал одну проблему, которая за прошедшие годы стала еще более актуальной. Наше поколение политиков, которые стояли у истоков абхазской государственности на современном этапе, прошли через войну, послевоенные нелегкие годы и добились признания независимости нашей страны, должно обеспечить преемственность власти и стабильность в нашей стране в последующий период.

Под преемственностью власти я понимаю не авторитарную или даже квазимонархическую передачу власти от одного лица к другому
Я имею в виду преемственность поколений, консенсус между ними по поводу основных путей развития страны.
Преемственность и консенсус между поколениями вовсе не означает введения единомыслия. Безусловно, представители разных поколений могут по разному смотреть на многие вопросы в нашей стране. Однако по главным вопросам ее внешней и внутренней политики, безусловно, должно быть единое мнение.

Приходится признать, что в нашей стране пока не сложилась системы, которая бы позволила молодому поколению самореализоваться в политике и государственном управлении. Многие молодые люди зачастую говорят, что 25 лет на политической арене страны находятся одни и те же лица, что они не пускают новые поколения в политику.
Конечно, такое мнение может показаться излишне радикальным. Однако, я вынужден констатировать, что в нашей политике существует определенного рода застой, который мешает нормальному участию молодых в политике и государственном управлении. Скажу больше, возможно именно этот протест молодых, которых не пускали в политику, во многом создал предпосылки для событий 27 мая 2014 года.
Я, как лидер партии "Единая Абхазия", намерен активно привлекать молодежь к партийной жизни, продвигать ее в местные органы власти и парламент.

Партия "Единая Абхазия" под моим руководством намерена быть партией, которая будет содействовать не разъединению, а объединению общества. У нас могут быть разные позиции с другими партиями. Однако мы всегда готовы к консультациям с ними по различным вопросам.

Сегодня - перед лицом внешних и внутренних вызовов - Абхазии как никогда нужно единство общества.
Нужен консенсус партий по основным вопросам внутренней и внешней политики.
Нужно согласие между различными этническими и конфессиональными группами.
Нужно согласие между поколениями нашего общества.

Это согласие нужно для того, чтобы мы смогли справиться с нашими внутренними и внешними проблемами.
Партия "Единая Абхазия" намерена серьезно готовиться к парламентским выборам 2017 года.
Мы намерены идти на них современной партией, которой есть, что предложить абхазскому обществу.
Благодарю за внимание!