IMG 3467-25-07-18-03-19Изида Терентьевна!
Внимательно изучил Вашу статью "Крапленая колода" абхазских политиков", размещенную на сайте "Эхо Кавказа". И не только потому, что Вы сделали меня главным героем своего эссе.
Я уже давно равнодушен к разного рода оценкам своей персоны. За свою долгую научную и политическую жизнь я давно привык к тому, что моя личность может вызывать неоднозначные оценки, толкования и прочее. В конце концов одной из издержек профессии политика является постоянное нахождение в зоне повышенного внимания и даже критики.
Как говорилось в одном советском фильме, "многое о себе слышал, но чтобы швейцара бросать в фонтан..." В отличие от героя того фильма я слышал о себе и не такое.
Однако в Вашей статье я увидел нечто большее, чем просто желание задеть меня.
В качестве основного посыла своей статьи Вы говорите, что формируется некий круг кандидатов в президенты, который будет отстаивать не интересы народа, а интересы кланов. Вы справедливо говорите, что "жизнь страны не должна вращаться только вокруг личности президента".
Совершенно с Вами согласен!
Более того, вся моя деятельность последних 7 лет как раз направлена на то, чтобы разорвать этот порочный круг.
В своей полемике со мной Вы инкриминируете мне то, что я в разное время агитировал за различных кандидатов, сам баллотировался в президенты в разное время, в 2014 году агитировал за Рауля Хаджимба, а сегодня являюсь сторонником Аслана Бжания. 
Более того, Вы не поняли на чем основаны мои надежды на Аслана Бжания и уяснили, "что о программах кандидатов и на выборах 2019 года мы говорить не будем. Мы будем опять обсуждать хороших парней, почему-то вызывающих какие-то невнятные надежды на что-то столь же невнятное".
Я ни в коем случае не хочу переводить нашу полемику в межличностную склоку. Более того, считаю это просто недопустимым по отношению и к Вам, имеющей свои заслуги перед абхазским государством, и к себе.
Однако вынужден напомнить, что и Ваша политическая позиция, Изида Терентьевна, в течение последних полутора десятилетий менялась. И менялась неоднократно. В том числе - и по отношению к отдельным личностям. Для того, чтобы в этом убедиться достаточно просто полистать подшивку редактируемой Вами "Нужной газеты".
Более того, я решительно отвергаю то, что называл классик "сплетнями в виде версий", а попросту говоря, попытки интерпретировать изменение политической позиции какими-то простыми и очень приземленными мотивами.
Я просто считаю, что Ваши изменения позиции всегда продиктованы тем же, что и аналогичные мои шаги: Вы, так же, как и я, имеете свое представления о должном, и в соответствии с ним меняете свое отношение к событиям и людям.
Поэтому отвечаю Вам по пунктам.
Во-первых, я никогда не поддерживал в разное время разных кандидатов в президенты. Более того, Рауль Хаджимба был первым кандидатом в президенты, которого я поддержал и за которого агитировал.
Во-вторых, я действительно два раза выдвигался в президенты страны - в 2004 и 2011 годах.
В-третьих, в разное время я заключал стратегические союзы с ключевыми фигурами новейшей абхазской истории.
Да, я был союзником и соратником Владислава Ардзинба.
Да, в 2005 году был приглашён в правительство Сергеем Багапш, был главой МИД, а в 2010 году принял предложение стать премьер-министром.
Да, в 2014 году я поддержал Рауля Хаджимба.
В-четвертых, действительно в настоящее время я поддерживаю Аслана Бжания.
А теперь о главном.
О моей мотивации, которая Вас так волнует.
Будучи политиком и сторонником абхазского государственного проекта, я всегда соотносил свои шаги со своим пониманием того, что нужно для развития нашей страны на том или ином конкретном историческом этапе.
Много лет находясь во власти, наблюдая многие процессы с предельно близкого расстояния, я убедился в том, что наша политическая система, созданная в послевоенные годы, устарела. 
Ее основной недостаток - это сверхконцентрация власти в руках президента. А это влечет за собой не только монополию на политическую власть, но и на экономические преференции. 
Ещё кризис 2004 года показал ее хрупкость и несовершенство.
Наш опыт показывает, что сверхпрезидентская форма правления не оправдала себя в наших условиях. Доказательством этому служит то, что во время очередных президентских выборов ситуация накаляется настолько, что все может вылиться в самые непредсказуемые последствия. Это, конечно, тоже может быть результатом недостаточной политической грамотности общества. Мы видим, что на Кавказе (Грузия, Армения) отказываются от президентской формы правления. Необходимо перераспределить функции так, чтобы в большей степени мы могли избегать таких кризисов.
В 2008 году наша страна была признана Россией и несколькими латиноамериканскими странами.Возможно, что политическую реформу нужно было начинать уже тогда. Однако необходимость выхода из многолетнего состояния "осажденной крепости", необходимость выстраивания упорядоченных отношений с Россией и другими партнерами на международной арене заставляли нас откладывать начало реформы.Однако к 2012-2013 годам необходимость такой реформы уже стала жизненно необходимой.
Именно это, а не свойства тех или иных политиков привели нас к трагическим событиям 27 мая 2014 года.
В тот период лишь один Рауль Хаджимба и его основной соратник Виталий Габния говорили о необходимости политической реформы.Именно это, а не обещание постов, экономических преференций или чего-то еще более материального заставило меня поддержать этот альянс. Хотя о некоторых других сторонниках новой власти говорили именно нечто подобное. Однако оставим в стороне личностные определения и вышеупомянутые сплетни в виде версий.
За прошедшее с августа 2014 года время не произошло никаких действий власти, направленных на реализации политической реформы.
Более того, президентская администрация фактически игнорировала предложенную депутатами предыдущего состава модель реформы Парламента.
Фактически политическая реформа в нашей стране провалена нынешней властью.
И вот теперь о самом, по Вашему мнению пикантном, - о моем союзе с Асланом Бжания.
Аслан Бжания - не "хороший парень, почему-то вызывающий какие-то невнятные надежды на что-то столь же невнятное" (воспользуюсь Вашей же терминологией!).
Аслан Бжания - единственный из всех провластных и оппозиционных политиков, который в последнее время выступил с серией концептуальных статей по важнейшим проблемам нашей государственности.
Наши взгляды по ряду вопросов совпадают.
Именно этим определяется мой нынешний союз с ним.
Мои политические союзы с теми или иным фигурами абхазской политики последних тридцати лет определялись не личностными симпатиями, застольной близостью или чем-то еще. Они определялись тем, насколько тот или иной политик может быть союзником в достижении тех целей, которые я считал главными для государственного строительства в нашей стране.Конечно, в ходе длительного политического и человеческого взаимодействия возникали и личные отношения, и застольная симпатия, и человеческая дружба.Однако на первом месте всегда был именно консенсус по важнейшим политическим вопросам.
Таково мое кредо.
Однако Вы, Изида Терентьевна, пытаетесь все свести к каким-то мелким личным дрязгам.Выступая против того, что жизнь страны вращается вокруг личности президента, Вы пытаетесь сохранить этот порядок вещей.
Изида Терентьевна!
Давайте оставим язык межличностных склок и будем предельно серьезными.Наша общая с Вами маленькая страна переживает тяжелейший политический кризис, а состояние социальной сферы местами напоминает гуманитарную катастрофу.
В этой ситуации считаю недопустимым перевод обсуждения общественно-значимых проблем в режим межличностных склок.
А именно это я увидел в Вашей статье.
Поймите меня правильно, проблема не в моих обидах, к ним я уже давно выработал стойкий иммунитет.Проблема в том, что сведение политически и общественно значимых проблем к межличностным разборками рано или поздно приводит к тяжелым последствиям. Вплоть - до государственных катастроф.И именно это я считаю сейчас наиболее опасным для нашего Отечества. 
С надеждой на понимание Сергей Шамба.